Краеведение

Пролетарская мысль

Кратко

40-летний юбилей празднуют сотрудники и друзья Болотнинского районного историко-краеведческого музня

Болотнинский районный музей

22 февраля 2021 года Муниципальному учреждению культуры «Болотнинский районный историко-краеведческий музей» исполняется 40 лет.

У нашего музея свое лицо, свой неповторимый облик. Ведь именно здесь хранится самая обширная информация об истории района, культуре, быте, традициях, природных богатствах нашей малой родины. Двери нашего музея широко распахнуты для всех, кто хочет узнать как можно больше о событиях прошлого, соприкоснуться с историей через музейный предмет. А благодаря современным электронным ресурсам мы можем транслировать наши экспонаты и в Интернете. Вот мы и решили в свой 40-летний юбилей сделать подарок для любителей истории — опубликовать на сайте копии самой первой в Болотнинском районе газеты «Пролетарская мысль».

К счастью для нас, первый директор районного музея Николай Степанович Мишутин нашел средства и своевременно заказал в областном госархиве копии этих газет. Поэтому мы сейчас имеем возможность перелистать страницы «Пролетарской мысли» и узнать, как жил наш город и район в те далекие неспокойные 20-е годы, чем занимались жители, как проводили свой досуг. Итак, мы начинаем наш обзор.

19 февраля 1920 года вышел первый номер газеты. Главным редактором стал заведующий отделом народного образования Максим Андреевич Шебалин, бывший железнодорожник, в годы колчаковского переворота он был одним из руководителей подпольного движения болотнинских железнодорожников.

Надо сказать, газета вначале выходила 2 раза в неделю, но вскоре из-за нехватки средств и бумаги газету стали выпускать 1 раз в неделю. Но к номеру дополнительно выходило несколько приложений.

Приложение «Дети сохи и молота» посвящалось проблемам молодежи в районе; «Голос работницы и крестьянки» отражал положение женщин и их участие в общественной жизни района. Эти приложения выходили 2 раза в месяц. Сатирическое приложение «Антипаразит» выходило один раз в месяц. Редактором был местный поэт и писатель А. Огурцов.

Было еще одно приложение, которое выходило еженедельно, — «Букварь». Его выпускал отдел народного образования. По этому изданию обучались грамоте взрослые и дети, так как учебников, можно сказать, не было совсем. А перед новой властью стояла грандиозная задача — ликвидация безграмотности населения. Так что это приложение пользовалось большим спросом. В «Советской Сибири» от 8 декабря 1920 года была напечатана статья, которая называлась «Ценный почин». В ней отмечалось, что Болотнинский отдел народного образования выпустил первый номер «Букваря» на 4-й странице газеты «Пролетарская мысль» в виде еженедельного листка для обучающихся грамоте. Дальше в статье говорится о том, что болотнинская газета по Сибири одна из лучших, а если принять во внимание скудные средства и силы, какие имеются в Болотном, то ее надо считать лучшей и ее почину надо последовать всем органам печати.

Газета «Пролетарская мысль» выходила тиражом от 700 до 1000 экземпляров, пользовалась доверием среди болотнинцев и крестьян Болотнинской волости. А если мы вновь просмотрим «Советская Сибирь», то в одном из майских номеров увидим, что нашу газету назвали «образцовой». Прочитав ее, можно было быть в курсе дел не только своего района, но и узнать, что делается за рубежом и в молодом советском государстве, как идут последние бои по освобождению Дальнего Востока от белогвардейцев.

Просматривая номера за 1920-1921 годы, я обратила внимание на то, что везде Болотное упоминается как город. И вот в №30 от 12 августа 1920 года вижу небольшую заметку под названием «Болотное — город»: «В интересах устранения недоразумений горисполком объявляет, что постановлением Томского губревкома от 9 августа Болотное зачисляется в число заштатных городов и подлежит снабжению продовольствием на общих основаниях с прочими городами».

В августе 1920-го в Болотное приехал член административной комиссии по образованию Новониколаевской губернии В. Доброхотов. Вот каким он увидел наш город: «…В настоящее время г. Болотное только начинает работу в масштабе заштатного города. Кустарная его промышленность (кожевенные заводы, мельничные, гончарные и т. д.) находятся в значительном состоянии. Благодаря всеобщей разрухе… г. Болотное по внешнему своему облику мало похож на город…».

В этом же номере мы можем прочитать: «Болотнинским Советом Р.К. и Кр.деп. постановлено не допускать на спектакли, устраиваемые в Народном Доме для взрослых, детей до 14-ти летнего возраста. Местным Наробразом принимаются меры к устройству специальных детских спектаклей… Закрыть частнопредпринимательский театр «Тун-Фу», как учреждение, совершенно не выполняющее принципов театра в Советской России».

В те годы, судя по заметкам в газете, была довольно-таки развита и пользовалась большим спросом у населения театральная жизнь нашего города. Почти в каждом номере газеты сообщается о спектаклях, которые ставили театральные группы народного образования, женсовета, комсомола и других учреждений. Спектакли были платными. Деньги шли на костюмы и декорации, в помощь детскому приюту или на другие нужды. Так, в 1921 году, когда голод охватил Поволжье, болотнинские артисты не остались в стороне: дали 2 платных спектакля, и все заработанные деньги в сумме 348 тысяч рублей отправили в районную комиссию взаимопомощи голодающим Поволжья. Ставились и бесплатные спектакли, после чего проводились политические игры. Желанными гостями были артисты у деревенских жителей, нередко выступали в селах под открытым небом. Бывало, что начинался дождь, но ни самодеятельные артисты, ни зрители не покидали своих мест. Не обходилось и без курьезов. Так, в одной из газет за 1921 год есть небольшая заметка от «обиженного» (как он сам подписался). Автор из деревни Таскаево пишет, что 4 июля через их поселок из села Ача проезжала группа артистов болотнинского Наробраза. Они показали спектакль и устроили воскресник по прополке огородов крестьян от сорной травы, но у одной крестьянки артисты вместо сорной травы выпололи весь лук. И автор саркастически вопрошает: «Уж не для декорации ли понадобился этот лук?» Репертуар был широк — от революционных пьес до классики. Когда взялись за постановку комедии Гоголя «Ревизор» — не хватило костюмов. За ними поехали в томский театр, но там нашим артистам отказали, и они были очень этим возмущены, о чем и написали в газету. Встречаются на страницах нашей газеты и критические заметки на поставленные спектакли. Так, некий Свенгали в одном из номеров за 1920 год дает рецензию на поставленный режиссером Растегняевым спектакль «Комедиант» (драма в 4-х действиях автора С. Белой). В пух и прах он разбивает плохую игру главных актеров, особо акцентирует недопустимый хаос на сцене и плохую режиссуру. В 1920 году было открыто 86 школ, требовалось открыть еще 53, но учителей не хватало. Тогда в декабре при Наробразе открылись трехнедельные курсы по подготовке учителей и заведующих избамичитальнями, обучение прошли 150 человек. В программе курсов были: «Методика обучения грамоте и письму», «Методика обучения счету», «Организация работ на местах по ликвидации безграмотности», «Организация культурно-просветительской работы в избе-читальне», «Библиотековедение» и др. При роно работала музыкальная мастерская. В одном из номеров газеты за 1921 год отмечается, что в начале года из стен мастерской вышел первый музыкальный инструмент — виолончель, а через две недели уже будут готовы 2 альта и 2 скрипки. Эти инструменты оснащались струнами местного производства и делались для предполагаемого струнного оркестра. В 1920 году в Болотном уже работала районная библиотека. Книг было мало, и иногда жители делали пожертвования в фонд библиотеке либо книгами, либо материалом для их ремонта. А однажды театральная группа комсомольцев ставила спектакль и плату за вход взимала книгами.

В 1920 году в Болотном открылся Дом крестьянина. В Томск откомандировали товарища Жабского для приобретения плакатов, книг и другой наглядной агитации и оборудования. В Дом приезжали крестьяне со всей волости, для них устраивали беседы, лекции. Чай предоставлялся бесплатно. Но уже в газетной заметке от 1921 года отмечается, что заведующий и другие ответственные люди не уделяют должного внимания бытовым условиям Дома крестьянина — всюду беспорядок, нет книг и газет, да еще свирепствуют клопы.

Очень часто в номерах встречаются заметки о работе женотдела, которым руководила Помелова. Одной из главных задач женотдела была ликвидация безграмотности среди женщин, особенно в селах. С этой целью члены болотнинского женотдела ездили в села и помогали женщинам организовывать свои отделы. Например, в декабре 1921 года в деревню Мануйлово приехали Волкова и Помелова. Они выступили с докладом, который не оставил равнодушными женщин села, и они вынесли свою резолюцию: «Мы будем всячески помогать в борьбе с безграмотностью и невежеством среди женщин-тружениц».

Вообще, когда просматриваешь газетные статьи, бросается в глаза обилие критических замечаний, касающихся должностных лиц. Так, на волостном съезде сельсоветов делегаты указывали на недостатки в работе органов управления; представитель д. Курдановки жаловался на бездеятельность милиции по борьбе с самогоноварением, на что съезд вынес постановление: «Привлекать к ответственности, вплоть до предания суду трибунала, всех советских работников и милицию за бездеятельность и халатное отношение к служебным обязанностям».

Газета перестала выходить в самом конце 1921 года из-за нехватки средств. О многих событиях в Болотнинском районе, отраженных в газете, еще можно было бы написать, но мне хочется, чтобы вы, дорогие наши земляки, сами познакомились со статьями «Пролетарской мысли» и вдохнули воздух непростых далеких 20-х годов и вспомнили добрым словом всех, кто сумел сохранить для нас эти бесценные газетные листки.

Пройдут годы, и день сегодняшний станет историей, а экспонаты, которые накапливаются и хранятся в музее, расскажут нашим потомкам о том времени, в котором живем мы с вами. И в этот юбилейный для Болотнинского музея год мы будем рады, если вы внесете свой посильный вклад в развитие нашего музейного фонда.

Тамара ХОМЧЕНКО